Не бойтесь – это змея.

«Между прочим, грязь-то лечебная», - заметил профессор из института зоологии, и стал отгонять комаров капроновым сачком.
Опыта по вытаскиванию завязшей машины нам было не занимать. Под колёса полетели старые доски, валявшиеся на обочине, прелый тростник, сухие ветки джингила. Маленькой сапёрной лопаткой и большой штыковой двое доцентов быстро принялись копать ямы там, где ГАЗ упирался осями в грунт. Время от времени шофёр, довольно некстати, врубал первую скорость, так что ил разлетался во все стороны, и через 15 минут все были вымазаны лечебной грязью до такой степени, что к врачам можно было уже не обращаться до конца жизни.

Грязь на северном побережье Каспия действительно лечебная. Во всяком случае, ссадины на руках заживают очень быстро. Но у неё есть ещё одно удивительное свойство, - эту грязь совершенно невозможно отчистить, если она успела высохнуть.
Машину вытащили довольно быстро. Мосты откопали, колёса упёрлись в доски, все дружно навалились на раму и надёжный ГАЗ 66, пропахав по грязи метров 30 - 40, вылетел на сухую, поросшую оранжевой полынью, колею.
Все разбрелись, пытаясь подручными средствами хоть как-то отчиститься от лечебной грязи, пока она не присохла намертво. Пробираясь сквозь джингиловые заросли и тростник я обнаружил маленькое озерцо-колодец. Озерцо имело не более 10 метров в поперечнике, хотя было достаточно глубоким. Вода в нём оказалась на удивление тёплой и имела необычно насыщенный красно-коричневый оттенок. Такой цвет придают воде мелкие жаброногие рачки – любимый корм фламинго.
Закатав рукава камуфляжки, я стал шумно плескать тёплую воду сначала на лицо, а потом на покрытые толстым слоем ила брюки и сапоги. Сквозь плеск воды неожиданно я, скорее, не услышал, а почувствовал, какой то необычный звук. Это было вопросительное шипение, на которое я, в первый момент, совершенно не обратил внимания. Затем, когда в шипении послышались агрессивные ноты, я инстинктивно замер в виде причудливой скульптурной композиции, поскольку понял, что совсем близко шипит здоровенная змея, причём я её не вижу.
Свистящее шипение исходило из воды. Шипение было не злым, а скорее предостерегающим. Точно, над водой, в полуметре от меня, поднялась плоская, гранёная голова с курносыми носовыми чешуйками. Змей, - довольно крупный щитомордник, своим шипением выражал полное недоумение по поводу того, что не дают спокойно поесть. Под водой, неглубоко, около 5 - 6 сантиметров от поверхности, я увидел крупную зелёную ящерицу, перевёрнутую кверху брюхом, которой змей и собирался с удовольствием закусить, если бы не случилась вся эта оказия с машиной.
Я медленно подобрал руки и встал. Как-то напряжённо себя чувствуешь, пытаясь умываться рядом с головой полуметрового щитомордника, к тому же закусывающего ящерицей. Щитомордник, видя, что в покое его не оставляют, совсем расстроился и уже готов был уплыть, бросив обед. Но тут, оценив, в общем-то, джентльменское поведение пресмыкающегося, я сориентировался и медленно отступил на безопасное для нас обоих расстояние. Потревоженный змей успокоился, свернулся кольцами, вроде дверной пружины, и приступил, наконец, к обеду.

Над пустыней, словно огромный заблудившийся пёс, весь день мечется ветер. Ветер закручивает смерчи, беспорядочно скачет из стороны в сторону, словно гоняется за своим хвостом среди барханов, и только к вечеру устало затихает, свернувшись клубком и уткнув сухой, горячий нос в линию горизонта. Солнце повисает над землёй низко, и капля за каплей стекает в темноту.
Ночь в пустыне – волшебное время. Ночью пески оживают. В сумерках над землёй поднимаются тысячи огромных, синих стрекоз, и охотятся, пока не станет совсем темно. Звенят цикады, совы кричат в развалинах. Рядом с палатками неслышно пройдут молодые волки, и оставят на песке пять-шесть цепочек следов. Между барханами, на поросших полынью «ашиках» - песчаных полянах, кормятся и играют в странные ночные игры зайцы. Сайгаки тревожно вглядываются в темноту лучистыми, зелёными глазами. В зарослях цветущего тамариска барханная кошка учит котят охотиться на песчанок.
К утру подают голос жаворонки. Сумеречные духи прячутся на дне колодцев, и только по следам на песке можно прочесть истории ночной пустыни. Тяжёлое солнце выкатывается из-за горизонта, как арбуз на дорогу, и пустыня цепенеет в его горячих объятиях.
Растрескавшийся глиняный такыр в утреннем свете становится похожим на шкуру гигантского жирафа. Здесь множество такырных круглоголовок, уродливых, покрытых наростами ящериц, с крупной, круглой головой на короткой шее. На песчаном склоне, среди зарослей саксаула, две борозды, оставленные короткими, когтистыми лапами. Это тяжело протащила свой панцирь черепаха.
У норы, приподнявшись на передних лапах, сидит агама, скалится, и, как будто улыбаясь, выставляет напоказ редкие острые зубы. Ящерица замерла и встревожилась, цвет кожи у неё на боках становится розовым и мерцает в такт дыханию.
Агам много. Испуганные машиной, они разбегаются, и от переживаемого стресса хвосты ящериц приобретают красновато–сиреневый цвет. У самых впечатлительных агам жёлто-серая чешуйчатая кожа покрывается красными ромбами, с синим пунктиром вдоль позвоночника и зелёными полосами на лапах. Такая смена окраски должна одновременно отпугивать врага, вызывать у него отвращение и маскировать наиболее важные части тела.
Врагов у ящериц достаточно, это и , и пернатые хищники, полозы и другие виды змей.
Практически все сухопутные змеи питаются ящерицами. Большинство змей охотится днём, хотя многие виды, особенно в жаркое время, ведут сумеречный и ночной образ жизни. Днём змеи наиболее часто попадаются на колониях грызунов. Здесь они могут охотиться и укрываться в норах в случае опасности.
В начале лета на приморских солончаках северного побережья Каспия змей на удивление много. Чаще всего здесь встречаются молодые степные гадюки. Красивые маленькие змейки с зигзагообразно – ромбовидным рисунком на спине, в последние дни весны особенно переполнены агрессией. Они резко шипят, как будто плюются, и делают атакующие броски – выпады, даже если их не провоцировать. В свои броски молодые гадюки вкладывают столько злой энергии, что почти подскакивают над землёй. Иногда они даже пытаются преследовать объект своей агрессии, и от этого становится как-то не по себе. Гадюки, в массе встречающиеся на побережье Каспия, относятся к виду степная гадюка. Всего в мире 60 видов этих змей, а в Казахстане встречается всего лишь два – степная гадюка и обыкновенная.
Пёстро окрашенные щитомордники встречаются гораздо более редко. Щитомордники предпочитают сухие лёссовые участки с кустарниками и норами грызунов. Змеи эти относятся к ямкоголовым. Между глазом и носом у них имеется углубление, где расположены термочувствительные рецепторы, благодаря которым щитомордники могут преследовать в темноте теплокровных, – мелких грызунов. Укус щитомордника болезненный и опасный, в некоторых случаях может вызвать очень сильное отравление. Чтобы наверняка отличить ядовитую змею от неядовитой, посмотрите на её зрачок. У гадюки и щитомордника зрачок вытянут вертикально, а у полозов и ужей обычный, круглый.
Вдоль северо-восточного побережья Каспия встречается особенно редкий, четырёхполосый полоз, – вид, внесённый в Красную Книгу Казахстана. Это крупная, красивая змея, обитающая в песках или в щебнистых пустынях среди выходов скал, на солончаках. Чаще всего встречаются на колониях грызунов.
Другой вид полозов - узорчатый, напротив, распространён очень широко. Полозы не ядовиты и безопасны, хотя некоторые виды отличаются агрессивным поведением. Но и полозы не так безобидны, как кажется, особенно если постараться и вывести змею из себя. Доведённое до отчаяния пресмыкающееся, понимая что по добру его не оставят в покое, сворачивается в клубок, раздувает голову у основания, так что она становится клиновидной, шипит и трясёт кончиком хвоста, пытаясь доказать, что перед навязчивым агрессором не безобидный полоз, а страшная, американская гремучка.
Если уже и здесь от полоза не отстанут, он кусается, не больно, но до крови.
Вот, среди полыни, взрослая гадюка, крупная самка. Она задумчиво греется в солнечных лучах. Судя по форме тела, змея готовиться стать мамашей выводка молодых гадюк. Выставляю экспозицию и начинаю подкрадываться. Расстояние минимальное, до гадючьей головы 30-40 сантиметров. Левая рука поддерживает объектив. Через видоискатель вижу стремительный бросок и раскрытую пасть змеи. Ядовитые зубы смыкаются довольно близко от моих пальцев. Отвлекаю змею шляпой и заставляю её принять нужное положение. Время от времени гадюка успевает вцепиться в ткань, и на полях шляпы остаются тёмные пятна от змеиного яда. Затвор фотоаппарата щёлкает раз за разом – десять, пятнадцать кадров. Всё, всё, не надо быть такой агрессивной, мадам, подумайте о потомстве, и спасибо за съёмку. Плёнка кончилась, да и солнце уже садится. Но было здорово, фотогенично.
Многие виды змей обитают по берегам водоёмов, хорошо плавают и могут длительное время находиться в воде. Наиболее приспособлен к обитанию в водной среде водяной уж. На некоторых участках побережья Каспия, на прогретых солнцем известняковых глыбах, в брачный период может собираться несколько тысяч змей этого вида. Водяные ужи активны в ночное время, и в сумерках сотни этих змей выползают из воды на сушу.
На откосе широкой насыпи, уходящей в море на пару километров, в изобилии встречаются мелкие, чёрные ужи, явно вылупившиеся из яиц несколько дней назад. Ужата попадаются под ноги буквально на каждом шагу. На южной стороне насыпи много нор пустынных грызунов – песчанок. Неожиданно раздаётся громкое шипение с неприятным, злобным присвистом. В следующее мгновение из куста верблюжьей колючки, длинный, как шланг для поливки огорода, чёрный водяной уж делает стремительный выпад в мою сторону и скрывается в тростнике. Водяные ужи используют норы песчанок, как своеобразный инкубатор, для того, чтобы откладывать в них яйца, да ещё и могут, при этом, закусить самими песчанками. Вокруг выходов некоторых нор разбросаны сморщенные кожистые оболочки змеиных яиц, а кое-где видны остатки их содержимого. Это пустынные лисицы добывают себе диетическое пропитание, поедая змеиные яйца.
Легко и приятно фотографировать представителей семейства удавов – песчаных удавчиков. Они дружелюбные, ласковые. Змеи этого вида могут быть различно окрашены, - чёрные, жёлтые, пёстрые. Как настоящие удавы, удавчики, охотятся на свои жертвы, не используя яда, поскольку не имеют ядовитых желёз.

А вот стрела-змея, или проще стрелка, двигается столь грациозно и стремительно, что при фотосъёмке не успеваешь навести резкость. Ловишь змею в видоискатель, а она успевает выскочить из кадра прежде, чем нажмешь на спуск. Язык у стрелы змеи неожиданно яркого, красивого морковно-оранжевого цвета. Вся она стройная, окрашенная в изящную сеточку, просто хот кутюр. Даже кажется, что змее неприятно, когда её трогают грязными руками. Стремительность стреле-змее необходима для успешной охоты на ящериц, которые являются её основной добычей. В погоне за ящерицами эта змея способна совершать броски-прыжки на высоту до 30 - 40 сантиметров над землёй. Стрелка ядовита, хотя в систематическом отношении относится к ужам. Строение её челюстей и расположение ядовитых зубов таково, что она не способна укусить человека или крупное млекопитающее и для них яд её не опасен. По отношению к мелким ящерицам это грозный, опасный хищник.
Фотографировать змей, особенно ядовитых и крупных, лучше с использованием телеобъектива. При попытке снимать змею обычной оптикой, можно, в азарте, приблизиться к объекту слишком близко и получить хорошую порцию гадючьего яда внутримышечно. Укус гадюки, болезненный и опасный, смертелен лишь в редких случаях. Одна из экстренных мер, - немедленно после укуса сделать на месте ранки надрез бритвой и высосать яд, после чего необходимо срочно обратиться к врачу. Чтобы помощь была успешной, нужно точно установить вид змеи, которая вас укусила.
В настоящее время змей вообще, и в особенности ядовитых змей, становится всё меньше. Змеи – полезная и красивая составляющая окружающей нас природы. Безусловно, они нуждаются в охране и защите, и уж конечно, ненужно бессмысленно их уничтожать.
                            

На территории Казахстана обитает восемнадцать видов змей. Каждый вид рептилий обладает своеобразной красотой и экологической ценностью. Для человека могут представлять опасность только три вида змей, два вида - гадюки, степная гадюка (Vipera ursini) и обыкновенная (Vipera berus) и один вид щитомордников (Agkistrodon halys). Обыкновенная гадюка обитает на севере республики и на Алтае. Степная гадюка распространена по всей территории Казахстана, за исключением безводных пустынь. Оба вида гадюк предпочитают жить в болотистой местности, около воды. Щитомордники обитают в пустынях, в горах, по берегам рек и озёр.
Остальные пятнадцать видов змей принадлежат к трём семействам: - слепозмейки, удавы, и ужи. К семейству удавов принадлежат два вида – восточный и песчаный удавчики. Наиболее многочисленны представители семейства ужей, к которым относятся полозы, медянки и стрела-змея, всего двенадцать видов. Эти змеи, несмотря на агрессивное поведение некоторых видов и наличие ядовитых желез (у стрелы-змеи), для человека не опасны. Четыре вида полозов в Красной Книге Казахстана.

Автор: Валерий Грюнберг

Источник: veters.kz

Выберите регион или город:

Бронирование гостиниц

Бронирование

Город Гости
Заезд