Путешествие в русскую Патагонию

Расположенная в самом узком месте материка Южная Америка, зажатая с двух сторон Тихим и Атлантическим океанами, эта горная страна имеет, наверное, самую непредсказуемую погоду в мире. Близость двух океанов, разделённых лишь одним серьёзным горным хребтом, создаёт условия для образования шквальных ветров, к тому же при очень влажном воздухе. Скалы становятся гладкими, лёд приобретает самые причудливые формы.
От альпинистов, даже в наших горах, когда начинает сильно и неожиданно портиться погода, часто можно услышать: «Патагония, блин!».

Южноамериканская Патагония в настоящее время является своего рода меккой альпинистов и скалолазов, стремящихся испытать себя на больших стенах. Вот и зарубежные клаймберы, узнав однажды, что в центре Средней Азии есть похожее место, посетили отдалённый район Киргизии – расположенные в Туркестанском хребте Памиро-Алайской горной системы – ущелья Ак-Су Ляйлякское и Каравшин. Их удивлению не было предела – район поражал воображение. Рельеф и структура гор настолько напоминали южноамериканские горы, что кроме как русская Патагония эти горы за пределами СНГ до сих пор никто не называет. Так, с лёгкой руки французов П. Файвре, Ф. Палландре и американки Линн Хилл, побывавших в Каравшине в 1993-1995 гг. и появилось это название. А французы, к тому же, за ряд красивых первопрохождений по Каравшинским стенам номинировались на самую престижную в мире альпинизма премию - «Золотой ледоруб»!
Надо отдать дань справедливости – этот район до приезда иностранных мастеров уже вовсю обхаживался русскими альпинистами – советская школа альпинизма в 80-х годах прошлого столетия переживала расцвет «бигвольного» лазания (Big Wall – большая стена). Так что к тому времени азиатская Патагония уже была «русской»!
Казахстанская команда альпинистов MT Skyrunning компании MT Sport в составе Юры Горбунова, Павла Федосеева, Кирилла Белоцерковского, Екатерины Андреевой и меня совершила путешествие в Русскую Патагонию в июле 2008-го.
Целью, помимо удовлетворения географического интереса, являлись альпинистские задачи – совершить восхождение на одну из самых привлекательных вершин Каравшина пик Асан Усен высотой 4360 метров над уровнем моря, ну и просто полазить по скалам в хорошей компании, ведь в этот район приезжают интересные группы со всего мира. В этом сезоне кроме нас и россиян там гостили клаймберы (англ. climb – подъём, восхождение) из Чехии и Польши, а два года назад провели лето скалолазы из Австралии, совершив в районе ряд первопрохождений.
Наша маленькая компания, загрузив командную Делику кучей верёвок, альпинистского снаряжения и прочего необходимого барахла (генератор, газовая плита и пр.), выдвинулась на границу с Кыргызстаном. Закупив в Бишкеке необходимые продукты и забрав там нашу киргизскую компаньонку Катю, мы начали автотреккинг через всю страну. Как известно, территорию Кыргызстана на 95 процентов составляют горы (из них около 60проц. высокогорья – выше 3000 метров), так что дорога скучной не была. Преодолев серпантины и тоннели Теашу и Алабеля, чудесную долину Чычкан, обогнув полупустое Токтогульское водохранилище, мы приблизились к юго-восточной оконечности Ферганской долины и спустились в древний город Ош. Там мы продолжили закупать разные вкусности, правда, смогли вовремя остановиться. Дальше наш путь лежал в самую дальнюю провинцию Киргизии Баткенский район, причём в самую дикую его часть на границе с Таджикистаном – сердце Туркестанского хребта. Последним оплотом цивилизации у нас стал таджикский посёлок Ворух. В нескольких километрах от этого посёлка в гостеприимной урюковой роще мы и перегрузили весь наш скарб на спины ишаков и в свои рюкзаки. Чуть более 40 километров мы наслаждались урюково-пустынной экзотикой вперемешку с жарой, отсутствием чистой воды и местами тропы. Тропы пришлось в прямом смысле достраивать, чтобы гружёные ишачки не улетели в последний полёт в бурные воды Каравшина.
В общем, зелёные альпийские луга Кара-Су, наполненные журчанием прозрачных горных ручьёв показались нам раем. Нас окружали высоченные гранитные шпили.
Первый шпиль аборигены называют Шайтанхана, что означает место, где живёт, сами знаете кто. Склоны этого гранитного монолита гигантским волнорезом рассекают долину на два ущелья: Ак-Су и Кара-Су.
Жюль-верновского Кондора нам вполне заменил огромный бородач (размах его крыльев около трёх метров), траверсирующий стену Асана, летя в метре от неё на восходящем потоке теплого воздуха, струящегося вверх вдоль прогретого на солнце гранита.

А дальше! Дальше было двадцать дней скал, стен, висячих ночёвок, необычных для Каравшина заливных дождей, ледовой корки на граните и прочих прелестей стенного альпинизма! Проведя несколько восхождений на Жёлтую стену, мы залезли на наш основной объект – западную стену пика Асан Усен, провисев на вертикальной плоскости четверо суток – приходилось работать по полдня, а полдня мы регулярно проводили в мокрой платформе (так называется подвесная палатка для больших стен) в ожидании сухого гранита. Но жизнь в целом удалась!
Хочется сказать огромное спасибо тем благодаря кому это путешествие состоялось: геологической компании «Геобур», магазину «Лимпопо» и лично Виктору Ключникову.

Источник: www.veters.kz, журнал "Ветер странствий. Казахстан".

Выберите регион или город:

Бронирование гостиниц

Бронирование

Город Гости
Заезд