Хищные птицы красных каньонов

Снежные, или как их ещё называют, гималайские грифы, кумаи, живут на границе вечных снегов в высокогорьях юго-восточной части Казахстана. Размах крыльев у этих птиц достигает трёх метров, а вес более 10 килограммов. Летают кумаи так высоко, что часто, глядя в небо, их невозможно увидеть без помощи бинокля. Гнёзда кумаев располагаются в скалах, и птенцов они начинают высиживать в конце зимы, когда ночью в горах температура может опускаться до -30 градусов. В общем, так получилось, что эти крылатые гиганты высокогорий надолго стали объектом моих поисков и фотосъёмок.


…Вроде, всё проверено. Уровень масла, тормоза и прочее. Повернуть ключ в замке и машина оживёт. Остаётся уложить в багажник оборудование, и можно ехать. Правда, с погодой немного непонятно. Будет снег или нет? Хотя, до Чарынских каньонов почти 200 километров и два перевала – погода может измениться ещё несколько раз. Всё равно красиво – иней, деревья серебряные.
Люблю эту дорогу. Всегда видишь что-то интересное. Да и вообще, хорошо на трассе, жизнь кипит, машины, люди.
Так, нужно не забыть заехать на заправку, залить бензин, полного бака нам должно хватить километров на 500.
Цель нашей сегодняшней поездки – найти и сделать, по возможности, максимально содержательные документальные съёмки хищных птиц, остающихся на зиму в Чарынских каньонах и в районе слияния рек Женишке и Чилик. Такая короткая однодневная экспедиция бёдвочеров. На западе наблюдение за птицами в естественной среде объединяет многих учёных, фото– и кинодокументалистов, натуралистов, и просто людей, стремящихся к тесному соприкосновению с дикой природой и спортивному образу жизни. Этот широко распространённый вид экологического туризма получил название Бёдвоч (Birdwatch).
Бёдвочеры, или наблюдатели за птицами, (от английского слова birdwatchers) путешествуют, чтобы изучать поведение редких птиц в естественной среде.
Есть большая вероятность, что сегодня мы встретим 3-4 вида крупных пернатых хищников, и может быть, в верхней части Чарынского каньона удастся увидеть снежных грифов, кумаев. Почти все обитающие здесь крупные хищные птицы относятся к охраняемым видам и внесены в Красную Книгу Казахстана, а орёл-бородач внесён и в Красные Книги многих других стран.
Я давно знаю, что орлы-бородачи, ещё их называют орлами-ягнятниками, гнездятся в каньоне. Бородачами этих орлов назвали из-за своеобразных пучков перьев, растущих по бокам головы, и напоминающих бороду. Это – одна из наиболее крупных хищных птиц, обитающих в здешних горах и превосходящая своими размерами южноамериканского кондора. Интересная и внушительная птица, размах крыльев может достигать трёх метров, а вес – от 7 до 10 килограммов. Когда бородач летит, его оперение издаёт громкий, присущий только этим птицам, свист. Орлы-бородачи на зиму не улетают на юг и, более того, гнездятся в зимнее время, и начинают выкармливать птенцов в феврале.
В предгорьях юго-восточной части Казахстана в зимнее время можно встретить довольно много пернатых хищников: это ястребы, белохвостые орланы, курганники, зимняки, орлы-ягнятники (бородачи), гималайские грифы (кумаи), соколы-балобаны, шахины, кречеты. В тёплые зимы можно видеть коршунов.
Наиболее распространённые хищные птицы, часто встречающиеся зимой в предгорьях Заилийского Алатау, принадлежат к роду сарычей. В горах Торайгыр всегда встречаешь курганников, сидящих на скалах или на километровых столбах вдоль дороги. Курганники, – представители одного из видов сарычей, – много лет гнездятся в Чарынском каньоне, а иногда и зимуют. С севера на зимовку прилетают хищные птицы, которых так и называют зимняки, второе их название – мохноногие канюки. Эти птицы – обитатели северной части Евразии, населяющие территории, вплоть до лесотундры и тундры. От своих южных собратьев они отличаются по цвету и по характеру оперения. Лапы у них покрыты перьями почти до самых пальцев, что предохраняет их от обморожения. Ближе к крупным рекам, зимой можно встретить белохвостых орланов, иногда, в холодные зимы, они даже могут прилетать к окраинам больших посёлков.
Я уже давно хотел побывать в Чарынских каньонах в конце зимы, в феврале.
В это время здесь вообще почти никого нет, и уж точно мало кто фотографировал зимний Чарын. К тому же, в зимние месяцы гималайские грифы и бородачи высиживают птенцов, и есть вероятность сделать интересные кадры.
Там, где Чарын разливается и разделяется на несколько русел, образуются старицы, поросшие по берегам согдийским ясенем, тамарисками, джигидой, тополями, облепихой и караганой – пустынной акацией. Зимой реку местами перегораживают засыпанные снегом торосы, вода поднимается, и деревья прируслового пойменного леса вмерзают в толстый лёд. Около песчаной отмели скованная льдом река течёт спокойно и почти медлительно, унося вниз мелкие льдины. Ниже по течению каньон резко сужается, и реку перегораживают огромные обломки скал, образующие пороги, которые называются «Гребёнка» и «Тарантул». Когда идёт талая вода, слышно, как в глубине ворочаются тяжёлые камни. Поток прорывается через скальные сужения, и с такой силой ударяется в огромные валуны, что, стоя на многотонных глыбах, чувствуешь, как они вздрагивают от ударов воды. Едва успокоившись после первого порога, вода входит в следующий каскад, ещё мощнее предыдущего. Здесь гривы бурунов сплетаются и взлетают в воздух, словно фонтан гейзера. Тропа, идущая вдоль берега, исчезает в глубине каньона среди обвалившихся острых чёрных глыб. Дальше – только малозаметные цепочки следов, оставленных животными, спускающимися к реке на водопой.
Канюков я встречаю здесь постоянно: и осенью, и летом, и зимой. А вот то, что здесь остаются зимовать утки-кряквы, да ещё целой стаей, уже необычно. Утки дрейфуют вниз по течению, потом выбираются на крупную льдину, взлетают и исчезают где-то за поворотом реки.
В летнее время левый берег реки Чарын, а точнее, участок каньона, известный как «Долина замков», интенсивно посещается туристами. Здесь можно встретить и парижских студентов, путешествующих автостопом, и немецких туристов, идущих пешком с Иссык-Куля через Кульсайские озёра. Но правый берег реки, где расположены Красный Каньон, и каньон Темирлика, до последнего времени остаётся экзотикой. Чтобы добраться до Красного Каньона или до каньона Темирлика, нужно пересечь Чарын и ещё 30-40 километров ехать по степной дороге. Сегодня мы, вероятно, попадём туда, хотя время уже к вечеру. Туда и летом-то забираются только те, для кого сто километров – не крюк.

Когда-то давно, долина реки Чарын была дном моря, и в обрывистых берегах можно найти окаменевших трилобитов, мечехвостов, отпечатавшиеся на камнях и окаменевшие остатки древней растительности. Но вот акульих зубов здесь нет, акулы оставили свои зубы где-то в другом месте. Осадочные породы, в результате поднятия, образовали здесь эффектные складчатые красные скалы, и ландшафт обладает необычайным своеобразием. Отвесные склоны, образующие стены каньона, заканчивающиеся острыми зубьями, могут иметь самые разные цвета – от жёлтого и розового, до лилового и чёрного.
На этом участке скального массива я уже много раз встречал орлов-бородачей – и парой, и поодиночке. Правда, где они гнездятся точно, вычислить не могу, где-то в радиусе 4-5 километров. Надо будет попробовать определить участок, на котором расположено гнездо, и сфотографировать бородачей с близкого расстояния. Точно, вот он, летит. Орёл-бородач медленно кружит над горной грядой, изредка скрываясь за острыми выступами. Редкое зрелище: долина реки, закрытая толстым льдом, тёмная зимняя вода и огромная птица, парящая над лиловыми скалами.
Теперь нужно скорее, пока ещё светло, проехать по трассе вверх по течению реки, в сторону гор Кулактау и Жаланаша. В верхней части Чарынский каньон резко сужается. Летом я здесь встречал и чёрных грифов, и белоголовых сипов. Ещё выше по течению, ближе к горной гряде, река разделяется на два рукава. Где-то вон там, в скалах, расположена гнездовая колония кумаев. Как только потеплеет, рассчитываю туда добраться.
Солнце склоняется к западу и фотографировать всё сложнее, света мало. Неожиданно в воздухе, прямо над головой, появляются снежные грифы. Пара огромных птиц тщательно вычерчивает в небе сложные спирали, внимательно разглядывая нас, и всё, что находится рядом. Не увидев ничего интересного, грифы, кружась, уходят в западном направлении.
День на исходе.Солнце почти касается горных хребтов. Вообще, сегодня всё сложилось крайне удачно, сняты канюки, бородач, грифы. С погодой тоже повезло. Для одного дня вполне неплохо. Через две-три недели надо повторить попытку; может, наконец, получится подобраться к бородачам поближе.
Смотрю на приборы в машине. Горючее на исходе, становится всё холоднее, уже минус 18. Пожалуй, пора поворачивать в обратный путь. Широкая заснеженная долина, окаймлённая горными хребтами, холодное неяркое солнце, закрытое дымкой. Ощущение такое, что мы где-то глубоко на севере. Последнее, что я вижу, забираясь в уютную прогретую машину, пара снежных грифов, кружащих широкими дугами в вечернем небе.

 

Выберите регион или город:

Бронирование гостиниц

Бронирование

Город Гости
Заезд